Николай Дик. Поэзия. Декабрь 2021

 

Ультиматум желаниям…

 

Который день твержу желаниям:

«Последний раз по вашей прихоти».

Но утром вместо покаяния

сверлят головушку на выходе.

Не переделать, не избавиться.

За прошлый день руками держатся.

Но все крылатые – лукавицы,

а что бескрылые, те беженцы.

 

Не обращать на них внимание?

Но что за жизнь без удивления,

без майской ночи ожидания

и вездесущего сомнения?

Пока живёшь, чего-то хочется.

На новый день душа надеется.

Желанье в доме - полуночница,

а за порогом – чья-то крестница.

Растёт с годами сострадание,

заносит прихоти метелица…

Но ультиматуму желаниям

и самому уже не верится.

 

 

****

 

Вот оседлать бы Малую Медведицу,

сбежав тайком из сонного гнезда,

и гарцевать, пока не обесцветится

в лучах зари Полярная звезда.

Прильнуть щекой к пушистому созвездию,

помолодеть на прожитую жизнь

и, не боясь рассветного возмездия,

умчаться на ночь в сказочную высь.

Преодолеть и звёздную распутицу,

и неприступность Млечного Пути -

пока бутон рассвета не распустится,

успеть ещё раз юность обрести.

Пускай во сне, пускай на пару часиков,

зато опять - в наивную весну,

где междустрочье признанного классика

не позволяет во время заснуть.

Где ворожит над юностью Медведица,

где улетает сердце в никуда,

и до сих пор влюбляющимся верится,

что лишь для них Полярная звезда.

 

 

****

 

Сравнивать не с чем - меняется время.

Вещи стареют, а взгляды тем паче.

Не пригодится забрало для шлема,

и ничего оно нынче не значит.

Суть уходящего душу волнует.

Шпаги забыты, мечи заржавели.

Падают цены ночных поцелуев,

но дорожает цена колыбели.

Крика не меньше – не видно итогов.

Радуга та же - другая прохлада.

Слёз безнадёги по-прежнему много,

только, как в прошлом – кому это надо?

Жизнь по спирали, но те же проблемы.

Те же дороги, и сравнивать не с чем.

Новому легче по старенькой схеме,

только душевному в схеме не легче.

 

Пусть тяжело, но привыкли бороться.

С опытом прошлого в будущем проще:

Бог даст - увидим, как мудрое солнце

ночь уходящую в речке полощет.

 

 

****

 

Раздавали, но не нам.

Обещали - для кого-то.

Мы же рвались к облакам,

обливаясь жарким потом.

И хотелось нам успеть,

не отстать от знаменитых,

но сверкающая медь

поднималась выше свиты.

Рвали крылья и пешком.

А куда – не понимали,

пробивая кулаком

стены выцветшей морали.

Разбросали, разнесли,

распороли, но не сшили.

Появились короли

без особенных усилий.

Кто хитрее, тот успел.

Кто наглее, тот устроил

в новом царстве беспредел

разукрашенных «героев».

А за ними - я и ты,

кто по-прежнему мечтает

из банальной суеты

в поднебесье с птичьей стаей.

Кто не ноет, а идёт,

кто привык за жизнь бороться,

не стесняясь взять в полёт

увядающее солнце.

 

 

****

 

Отечество… Родное? Не совсем…

Ни те уже просторы и границы,

опасный дождь из чёрных туч струится,

и масса необузданных проблем

гуляет в доме. Чем их усмирить?

Как возвратить зелёные поляны,

и дождь грибной под радугой румяной,

и ту одну связующую нить?

Из прошлого остались города.

Но окна в них нацелены на запад,

а хамству на вчерашнем нацарапать

любую скверну - просто ерунда.

Так, где моё Отечество, и чем

оно меня сегодня укрывает?

И смогут ли спешащие трамваи

спасти от необузданных проблем?

 

На все вопросы мне же отвечать,

дожди грибные возвращать дубравам,

закручивать разболтанные нравы

и вдохновлять молоденьких девчат.

А как иначе? Это же мой дом.

Отечество. Конечно же, родное.

Идёт оно по терниям со мною,

и только с ним осилю я подъём.

 

 

****

 

Обещают снова лето

без дождей и гроз,

комариное либретто

и ночной невроз.

Вечерами не прохладу,

а разгул жары,

вместо выстиранных радуг

танцы мошкары.

Обещают? Ну и что же?

Август впереди.

Маем рано бы итожить

летние дожди.

Доживём, а там увидим.

Может быть, ветра,

дабы август не обидеть,

дождь пришлют с утра,

а вечернюю прохладу

принесут стрижи…

Ждать грядущего не надо -

лучше бы дожить…

 

 

Мне закат бы…

 

Если дурно душе, и когти

запускают в неё драконы,

не трави своё тело дёгтем,

провожая закат оконный.

Лучше из дому, в чисто поле,

в ночь кромешную, вне сомнений,

от жестоких когтей неволи

на душистый простор весенний;

к мотылькам золотым и вязам,

где всю ночь на зелёном ложе

ты с драконом не будешь связан -

он луною давно низложен.

 

Не люблю я закат оконный…

Мне бы тот, что рождает крылья

и несёт, вопреки законам,

над родимой землёй ковыльной;

окунает в мечты и лечит

от недугов и безнадёги…

Мне закат бы, с которым легче

уходить по земной дороге.

 

 

Безумные семнадцать

 

Простите за безумные семнадцать,

за локоны, сводящие с ума

ту, кто ещё не может целоваться

и верит многоточиям письма.

За молодость, прошу вас, не судите.

Промчится – не заметишь, а пока

летит она по собственной орбите,

сшибая по дороге облака.

Не слушает, не верит и не видит.

Не разум побеждает, а весна.

Но ветреность – попутчица обиды,

пока в неё наивность влюблена.

 

Увидит и научится, но позже.

Сегодня же играется с огнём

тот, кто и мыслить правильно не может

ни вечером, ни в полночь и ни днём.

Когда-нибудь он спустится с орбиты

и сможет совершенство обрести.

Ну, а пока… семнадцать не судите,

а пожелайте доброго пути.

 

 

****

 

А жизнь проходит, остаются

её поступки и дела:

осколки брошенного блюдца,

перо пробитого крыла,

вокал безумца, пантомима,

круги на пагубной воде,

и что прошло однажды мимо

в твоей измученной судьбе.

 

И понимаешь слишком поздно,

что не уйдут, как не верти

ни поцелуй зимы морозной,

ни боль обиженной груди;

не перемерить путь сначала,

не пережить судьбу с нуля…

Недаром юность умолчала,

что слишком круглая земля.

А в ней цветы и увяданье,

перо пробитого крыла,

твои надежды и желанья.

Но жизнь проходит… И ушла.

 

 

****

 

Живу тобой и этим днём.

Мир остальной плетётся рядом.

А мы не первый год вдвоём

плетём из нитей звездопада

судьбу свою, и на двоих

хватает нам тепла и света,

соседей добрых и плохих,

прохлады жареного лета,

опавших дней календаря,

друзей у тёплого камина…

И счастлив, честно говоря,

что в этой жизни мы едины,

что лишь тобою довелось

болеть в простуженные зимы,

что никогда не ждали слёз,

а потому – неуязвимы;

что не бежали за толпой,

а шли по хлопьям снегопада…

Что жизнь свою прожил тобой,

пока мир плёлся где-то рядом.

 

 

****

 

Что было - когда-нибудь вновь повторится.

В другом измерении, в дне приходящем.

Появится новой строкой на странице,

а может быть, почкой в стареющей чаще.

Вернётся к другим соблазнительный вечер

и влюбчивый месяц вчерашней эпохи

обнимет крылами дрожащие плечи,

чтоб снова услышать знакомые вздохи.

Что было когда-то – дождём возвратится,

опустится пухом рождественской ночи,

а месяцем позже – растрёпанной птицей

назло тем, кто холод всемирный пророчил.

И лето сто раз повторится, и осень.

И будет апрель сотни раз наряжаться,

во сне возвращаться из прожитых вёсен

летящие в юность твои восемнадцать.

Приходится жить и под солнцем палящим,

и в снежных пустынях, где царствует вялость,

но вовсе не страшно, что в дне приходящем

проявится то, что когда-то случалось.

 

 

Поделиться


Вернуться к списку интервью

Поделиться


Поиск


Подписка


Всего подписчиков: 17464

Реклама