Николай Дик. Поэзия. Сентябрь 2021

 

****

Незаметно стал не нужен

тайный лаз в чужом заборе,

самодельный флот на луже

за селом у косогора.

Перед сном уже не надо

разрабатывать маршруты,

и к луне по звездопаду

неохота почему-то.

Повзрослевшему неважно,

что деревья стали ниже,

а на лайнере бумажном

не добраться до Парижа.

Босоногое умчалось

незаметно в чьё-то лето,

вместо этого реальность

нам вручило по билету

в ежедневное, в гнилое,

где желанное размыто,

а наивное былое

у разбитого корыта.

 

 

****

Вы лепили из прошлого,

непричёсанно - жёсткого

нереально хорошего

с бархатистою шерсткою;

без сучка и задоринки -

бессловесного паиньку,

приручённого дворника

с закипающим чайником.

Вам хотелось послушного

и по маминой выкройке,

получилось – бездушное,

совершенно безликое;

никому непонятное,

бархатисто-пушистое -

то ли кукла кроватная,

то ли чудо ветвистое.

Вы лепили, не думая

ни о чём, и, по-вашему,

только ночи безлунные

предначертаны падшему…

Не дошло, что нелепицей

ублажают Нечистого,

а мужское не лепится

из безлико-пушистого.

 

 

****

Три недели уже декабрится,

а погода за майские вожжи -

то под рёбра заржавленной спицей,

то коленями годы итожит.

Заигралась в апрельские игры,

да и села не в зимнюю тройку.

А сезон–то весенний проигран

декабрю с новогодней настойкой.

 

Не артачься, родная, сдавайся.

Надоела промокшая слякоть.

Нам бы снега для белого вальса,

а не с нытиком сереньким плакать.

Нам бы плечики с шалью пуховой,

расписные сапожки под сказку,

пару чарок настойки медовой

и с горы молодецкой в салазках.

 

Каждый месяц по дням и минутам

перемерен, расписан и сложен…

Интересно, весенним маршрутом

в новогодье хоть кто-нибудь сможет?

 

 

****

Я опоздал на полстолетья

в страну не выросших берёз,

где никогда не гонят плетью

из лета бабьего в мороз.

Там из окна не видно скуки,

а в январе цветущий май

за пять минут сумеет руки

согреть, лишь солнце обнимай.

Не рассчитал, промчался поезд

без остановки, и меня

никто росою не напоит

и не посадит на коня.

А как хотелось бы по лужам,

чтоб футов десять за кормой…

Но парусам навряд ли нужен

не первой свежести – хромой.

Не попадают в детство дважды,

и босоногий адмирал

в страну корабликов бумажных,

увы… на вечность опоздал.

 

 

****

Для двоих совсем нестрашен

вечер зимнего покроя…

Если в полночь тени башен

вдруг короче станут втрое,

между стен и спящих окон,

на брусчатке в снег одетой,

для двоих луною соткан

звёздный путь в просторы лета.

 

В гололедицу - удобней,

с гор обрывистых – надёжней…

Двум влюблённым ветер злобный,

что очаг в избе таёжной,

и способны только двое

убежать, держась за руки,

от коварности покоя

и бессмысленности скуки.

 

 

Не покидай меня…

 

Заледенелые слова

на грустный город…

Душа в груди полужива,

морозит холод.

Не обогреть, не пожалеть

никто не сможет.

По январю оставлен след,

но лишь прохожим.

Для одиночества полёт

не пригодится -

кто за собою позовёт

больную птицу?

И замороженные сны,

как чёт и нечет -

воспоминания весны

уже не лечат.

Остаток дней покроет лёд,

замёрзнут окна;

душа в плаксивость попадёт

и в ней промокнет,

заледенелые мечты

упрутся в финиш…

 

Всё так и будет, если ты

меня покинешь.

 

 

Вернуться бы…

 

Когда-нибудь опять приду

в тот уголок волшебный сада,

где двое могут до упада

любить у мира на виду

без лишних слов и глупых клятв,

до помутнения рассудка,

пока к осенней незабудке

листы под ноги не слетят.

Спустя полжизни, но приду

туда, где время не торопит,

и все нехоженые тропы

обходят чёрную беду;

где ежедневно в первый раз

прикосновенья и разлуки,

и жало мерзкое гадюки,

и убивающий отказ.

Завесу дней приподниму

и возвращусь… Но вот досада -

уйдя вдвоём из сказки сада,

вернуться трудно одному.

 

 

Вчерашний сон

 

Годы в ночь спрессует память,

зашумит забытый клён.

День на башню, и потянет

в прошлый век вчерашний сон.

На минуту, но вернётся

белоснежность январей,

не целованное солнце

у заснеженных дверей.

И в пространстве заоконном

померещатся огни,

а под ними след вороны

на снегу, где мы одни.

Время зимних сновидений

убегает, боль в груди -

снега много, но весенний

кто-то должен в сон войти.

Ночь пройдёт, со старой башни

день сорвётся, бросит в дрожь…

И тогда в мой сон вчерашний,

наконец, и ты войдёшь.

 

 

Из-под фаты…

 

Сегодня всё слегка возвышенно,

непредсказуемо-реальное:

молитва девичья услышана -

по ножке туфелька хрустальная.

Из-под фаты глаза раскосые,

цветы в перчатках белоснежные.

Не время мучиться вопросами -

где притаилось неизбежное?

 

Ещё дорога счастьем стелется,

ещё на встречу мир улыбчивый,

и тучи хмурые – безделицей,

и мысли к думам не привинчены.

Ещё до ревности три месяца,

до первых слёз – полгода минимум,

пока желания не взбесятся

и не затмят глаза любимому.

 

Из-под фаты не видно серого,

ни каждодневно-заурядного,

ни запрессовано-фанерного

и неизбежно-беспощадного.

Безгрешной кажется Вселенная,

жизнь предстоящая – невинная,

где даже лунное затмение

ничто для счастья голубиного.

 

 

Знаки препинания

 

Чтобы значило бы звание

у вельможи и сиятельства,

если б знаки препинания

не вмешались в обстоятельства.

Если б льстиво не воскликнули,

не разлились многоточием,

кто узнал бы, что на пикули

огурцы уполномочены.

Точки злые озабочены

разорвать концы на всячине,

но мирить двух несговорчивых

запятые предназначены.

Обручиться бы с царевною

и зажить с ней под смоковницей…

Но вопросы ежедневные

не позволят успокоиться.

Так и жди, что где-то выскочит

знак вопроса с восклицательным,

или строчки между выточек

разойдутся бессознательно.

 

Избегали бы заранее

обольстительно-заразного,

если б знаки препинания

жизнь умели бы предсказывать.

 

 

***

 

 

Уходить, возвращаясь - таков наш удел.

Кто уходит на час, кто на день или годы.

Остаются лишь те, кто уйти не сумел,

но готов ожидать уходящих у входа.

Уходить каждым утром, но если не ждут,

не резон от себя нежеланного мчаться;

возвращаться обратно из мутных Бермуд,

чтобы стены считали тебя домочадцем.

Если некому ждать, то зачем уходить?

Это тех, кто уйдёт половинкой в дорогу,

обязательно свяжет волшебная нить

с половинкой второй у родного порога.

Измельчают дороги, закончится путь.

Впереди тупики или злобные стаи.

Только любящий вовремя сможет свернуть

и вернуться туда, где его ожидают.

 

За собой не спешите захлопывать дверь.

Может, всё же придётся в родные пенаты

возвращаться из дебрей разлук и потерь

с покаянной душой за прощеньем расплаты.

 

 

Поделиться


Вернуться к списку интервью

Поделиться


Поиск


Подписка


Всего подписчиков: 17455

Реклама