Николай Дик. Поэзия. Октябрь 2022

 

 

Дым Отечества

 

И дым Отечества приятен,

и в парке выцветшем зола,

когда на стенах нет ни вмятин,

ни тени пагубного зла.

Туман предутренний нестрашен –

он встретит утро и уйдёт,

лишь бы на крышах старых башен

не наследил ночной налёт.

И выводил бы день за руку

из дома радостных детей,

под вечер дедушке и внуку

пел голосистый соловей.

Вставало утреннее солнце,

парили в небе сизари

и отражалась бы в колодце

улыбка утренней зари.

 

Тогда и дым листвы приятен

и в парке выцветшем зола,

и день сияющий не спрятан

в тени безжалостного зла.

 

 

Каждый способен…

 

Каждому хочется личного счастья,

дома уютного с запахом хлеба,

тёплого вечера вместо напастей

даже в краях, где пока ещё не был.

Только удача в окно не влетает,

на подоконнике хлеб не родится,

гнёзда под крышей не вырастут в мае,

если трудиться разучатся птицы.

Хочется? Сделай два шага навстречу

личному счастью и скромной удаче;

толку мечтами раскрашивать речи –

слово ничто без усилий не значит.

 

Даже всеобщее может быть личным.

Берег речной унаследуют дети.

Им же достанется ветер станичный,

да и родник, утопающий в лете.

Выстрадать счастье себе и другому,

солнцем раскрашивать серые будни

и возвращаться к уютному дому

каждый способен… На то мы и люди.

 

 

Город юности

 

Под южным небом город мой

преобразуется и дышит,

скрывает боль свою под крыши

и восторгается судьбой.

Из глубины седых времён

по мостовым старинных улиц

спешит в неведомую юность

и скорой встречей окрылён.

 

В объятьях Дона каждый год

весну приморскую встречает

и убеждает серых чаек,

что им ещё раз повезёт.

Уводит в полночь на валы

влюблённых в мартовские зори,

и провожает утром в море

от старой пристани челны.

И на Петровском новый день

встречает город мой, и снова

ушедший день меняет новый

по воле ветра перемен.

 

 

****

 

По времени бурлящему плывём…

Везучие - под парусом вдвоём,

а менее везучим суждено

плыть в одиночку, уходя на дно.

И всё-таки, пока мы не на дне,

мечтой живём о будущей весне,

замаливаем прежние грехи

надеясь на сочувствие стихий;

на то, что за оплошности простят

молоденьких неопытных ребят.

Долги же оставляем на потом,

годами прикрываясь, как щитом,

считая, что, мол, юность не уйдёт

как парус за ближайший поворот.

 

Фарватер, обозначенный судьбой,

влечёт крылатый парус за собой.

Летит он, и счастливые года

со временем исчезнут навсегда.

А что оставят – память или след,

лишь время знает истинный ответ.

 

 

Стороны всего лишь две…

 

По ту сторону – тоска,

одиночество с уныньем,

и они, наверняка,

заросли седой полынью.

В полуночной тишине

ни кузнечика, ни птицы,

и давно уже не снится

щебетанье при луне.

 

А по эту – кутерьма,

шум и гам с утра до ночи,

и попробуй задремать,

если долг нервишки точит.

Полчаса на кучу дел

ежедневно, ежечасно;

но всегда – то не успел,

то пытался понапрасну.

 

Стороны всего лишь две.

И судьба сама решает -

в одиночку по траве

или в небо с птичьей стаей.

Но порой галдёж и гам

тишины ночной дороже,

а надёжный друг поможет

рассчитаться по долгам.

 

 

Кот и мышь

 

Мышь ворчливая со злости

прошептала: - Лепота,

а не жизнь – сплошные гости

у бродячего кота.

И обед у них под лапой -

мой несчастный серый хвост

моментально может сцапать

беспризорный рыжий гость.

Ну, а мне, поди попробуй

выйти из дому - коты

на меня, как на микроба,

разевают сразу рты.

 

Кот ворчливую не слышит.

Зависть ест его с утра:

- Вот где жизнь у этих мышек -

есть и завтрак, и нора.

И не надо ждать объедок,

на столы не надо лезть,

если в норке для обеда

хоть одна, но крошка есть.

И мечтает кот о крыше,

о свободе бредит мышь…

Кто везучей – кот иль мыши,

сразу так и не решишь…

 

 

****

 

Вчера не думалось, не мыслилось,

но день промчится и захочется

того, что выльется в бессмысленность

и обернётся полуночницей.

И не заснёшь, и не избавишься

от бестолковщины навязчивой.

Но только хочется красавице

не бог весть что, а настоящего.

Не видно смысла в нереальности

и в планах, выращенных глупостью -

от безразличия и крайности

несёт порой незрелой юностью.

Но здравый ум подскажет мудрое

на вечер нынешний и будущность,

не забивая мысли пудрою,

тогда желанные и сбудутся.

Но лучше думать о сегодняшнем,

о том, что рядом и реальное,

и оставаться вечным сторожем

того, кто греет место спальное.

 

 

Неотправленные письма

 

Тех писем она никогда не читала…

Неделю уже в незакрытых конвертах

блуждают они по вечерним вокзалам

в кармане плаща на груди интроверта.

Наивный прагматик никак не решится

отправить письмо, но зато на перроне

бессмысленно ждёт молодую зарницу

с надеждой – она в предпоследнем вагоне.

Напрасно, как прежде, и снова уносят

вагоны по рельсам надежду на встречу.

Тоска остаётся в подтексте вопроса –

а с кем коротать послезавтрашний вечер?

 

Ответ между строк непрочитанных писем.

Давно бы отправить конверт адресату.

Но робкий прагматик излишне зависим

от личных сомнений, и в том виноватый,

что искренних писем она не читала,

что он одиночеством греет рассветы,

а где-то стекает по стенкам бокала

слезинка у той, что никем не согрета.

 

 

Время прошлое

 

Вечерами по узкой улице

бродит время в плаще заношенном.

Под окошками тень сутулится,

не мечтая сбежать горошиной.

 

В одиночестве время прошлое.

Молчаливое, незаметное.

Жаль ему, что травой заросшее

то счастливое время летнее,

где ночами по старой улице

мчались юностью окрылённые,

небеса не умели хмуриться,

не казались дожди солёными;

не старели часы с минутами,

от восторга кружились головы

и рассветы с ночами путали

те, кто были бесстыже молоды.

 

Повзрослели года ушедшие…

Новый день ускользнёт непрошено,

и под окна, с небес пришедшее,

выйдет время в плаще заношенном.

 

 

Ушедшее лето

 

Кем только не было лето?

Солнечно-рыжей веснушкой,

тёплой ладошкой рассвета

и тишиной на опушке.

Маминой лаской и дедом

возле побеленной хаты,

лазом в заборе соседа,

злющей соседкой с ухватом.

Котиком, спящим в чулане,

ягодкой сладкой на ветке,

зорькой неистово ранней

и непоседой под кепкой.

 

Вроде, вчера только было

наше счастливое лето.

Но угодило в немилость

и разлетелось по свету…

В окна осенние беды,

встречи вечерние редки

и достаются к обеду

горькие ягоды с ветки.

 

___________________

© Николай Дик, г. Азов

Поделиться


Вернуться к списку интервью

Поделиться


Поиск


Подписка


Всего подписчиков: 17472

Реклама