Дарья Шомахова. Поэзия. Июль 2022

 

Зачёркнуто

 

Ещё одна

 

Глядя на Млечный путь

говорю

пусть хотя бы одна

упавшая сегодня

фиг с ней

будь она даже

просто космический мусор

горящий в плотных слоях атмосферы

исполнит моё желание.

Смеюсь

о космический мусор

исполни моё дурацкое желание

пожалуйста

ну пожалуйста!

Падает ещё одна звезда.

 

Зачёркнуто

 

В очереди за лёгкой жизнью

(зачёркнуто)

за очками всех цветов спектра

(зачёркнуто)

за

за

за

-за-чёрк-ну-то-

стою на углу Ленина и панической атаки.

 

В ленте новостей

какая-то Ариадна Владимировна

озабоченно молчит с фотографии.

Мне не нравится молчать с ней вместе.

 

По чьему-то лицу бежит тень,

я побежала бы еще дальше,

но дальше погранзона,

значит, только по пропускам.

 

Птица

 

Я птица,

что несёт закат,

но чаще всякую чепуху.

 

Я птица,

что забыла, как махать крыльями,

потому машет, чем придется.

 

Птица я.

Птица.

 

В стирке

 

С самого утра

Пытаюсь понять,

Как функционируют

С лёгкой формой простуды

И тяжёлой – социофобии.

 

Наверное,

Призывают на помощь

силу Меркурия,

в последние годы

всё больше ретроградного,

волшебную тетрадь,

цветные камешки,

паука с лучевой болезнью.

 

Возможно,

собираются в группы

не больше трёх,

чтобы решить,

чью точку опоры

надрать в первую очередь.

 

А я лечу в колодец,

заполненный пакетами,

Ветками и листвой,

салфетками и латексом,

ведь мой супергеройский плащ

в стирке.

 

Луна

 

Раздутая пятнистая луна

прольётся пустым светом

на мою, оказывается, седеющую голову.

 

Мёртвые блики

ползут по махровой простыне.

Что? Я же не в дешёвом романе живу,

чтобы вечно спать на шёлковом белье.

 

Когда-то я пряталась от этих лучей,

не подпускала к себе ни фотона,

была уверена,

что полнолуние сожрёт меня.

Проглотит, не пережёвывая.

Не срослось.

 

Подставляю пальцы

под голубоватые лучи.

Они должны быть холодными.

Но я их просто не чувствую.

Просто не чувствую.

 

Куриный бог

 

И тогда придётся

сверлить в нём отверстие,

продевать кожаный шнурок,

носить на шее;

 

спорить каждое утро

с мужем, сыном, котом в конце концов,

чей он сегодня;

 

или вставать раньше всех,

хватать его с полки,

с весёлым безумием в глазах

(у)носить;

 

или вовсе не снимать,

бояться, что он снова станет

бездомным куском

космической породы.

 

Но это всё потом,

если повезёт.

А пока – он Весёлый Роджер,

планирующий очередной свой рейд

в стремящейся к трагедии

тишине вакуума.

 

Вижу

 

Я вижу в ней тебя –

поворот головы, взгляд,

длинные неизящные пальцы

с чужим кольцом,

с короткими ногтями

(с силой давят не на ту кнопку).

 

Я ищу в ней тебя,

но глаза её недостаточно густо

подведены ночью,

волосы зачем-то собраны,

голос глубок, а слова

набиты ватой – лишь бы заполнить пустоту.

 

Но потом ты снова

проступаешь сквозь её черты

и исчезаешь, стоит только вздохнуть.

 

Мучительно радостно

находить тебя.

Мучительно помнить,

что тебя уже не будет.

 

Посторонний

 

В порыве отчаяния

смешном до

и после

я расстреляю солнце.

 

Беспардонно промазав,

рваной очередью

продырявлю вечернее небо.

 

Летящие вверх гильзы

наплевали на законы физики

и нахально

притворяются звездами.

 

Сползшей старой тряпкой

закат полощется в море.

А я

считаю фальшивые звезды

в небе

в чужом

взгляде

в своём

 

Рецепт

 

я как-то уже говорила –

вместо темноты

я вижу цифровой шум

навязчивую шутку про киборгов

пошутить некому

они – спят

меня – почти нет

 

борода мужа

по моему совету отпущенная

на вольные хлеба

или

гормональный сбой

с тем же результатом

или

новый эпизод

но с тем же

 

рецепт просрочен

транки не танки

хока не хокку

хоть ей и пугали в детстве

а тревожка не тётка

и не дядька

и даже не волк/ворк/беслен-уорк

можно мне

ещё таблеточку?

Поделиться


Вернуться к списку интервью

Поделиться


Поиск


Подписка


Всего подписчиков: 17466

Реклама